Обычный день

Можно без громких слов? У Маши Олендарь, вдохновлённой самой жизнью, последний месяц творческого…творческой авантюры. И в честь этого я решила немного поиграть:)

С самого утра всё не ладилось. Хмурое небо завернулось в тучи и не отвечало на приветствие, мёд в чае не растворился, соседский ребёнок репетировал звук трубы иерихонской, — в общем, можно даже не перечислять. Мелочи вроде пролитого на юбку молока и заляпанных колготок отлично дополнили картину, оставалось только вздохнуть и понадеяться, что дальше будет лучше.

Полдень встретил Свету неожиданным авралом на работе и паникующими коллегами. Стиснутые зубы и музыка в наушниках позволили ей сохранить спокойствие, но создавалось впечатление, что окружающих это только раздражало. Все рвут на себе волосы, а она плавно покачивает головой и – боже! – у неё даже лицо не перекошено?! Срочно, срочно это исправить. Накричать, пробежать мимо, теряя бумаги, бросить пробный камень в виде «Всё пропало!». Света, конечно, на уловки не поддалась, но радости это не прибавило.

Апофеозом стало внеплановое собрание, затянувшееся до девяти часов вечера. Можно было уйти, но куда? Дома всё тот же компьютер с рабочей почтой, друзья разбежались по семьям. Мысли о том, что можно просто отдохнуть, забились в дальний угол и не решались даже носа высунуть – уж слишком часто их отбрасывали хорошим таким пинком.

photo-1431036101494-66a36de47def

Источник

Станция метро встретила забитыми вагонами и усталыми людьми. Кто-то дремал, кто-то уткнулся в экран телефона, у кого-то в руках шелестели страницы детективов и классики. Тёмную массу пальто и дублёнок изредка разбавляло яркое пятно чьей-то куртки – впрочем, его цветение очень быстро заканчивалось под натиском грязных тонов.

Из подворотни Свете навстречу вышла бродячая собака. Девушка с грустью развела руками – мол, прости, друг, но угостить мне тебя нечем. Настроение испортилось окончательно – хоть домой не возвращайся. Впрочем, почему хоть? Хуже уже явно некуда, можно и свернуть с привычного пути. Решительным шагом Света двинулась обратно к метро и поехала в центр.

Брусчатка покрылась наледью и отказывалась изображать хотя бы намёк на сцепление. После пары неудачных падений девушка задумалась – что она вообще здесь делает? Была бы уже дома, пила чай, смотрела сериал. На почту бы отвечала в крайнем случае – дело привычное. Света в очередной раз поскользнулась, и в отчаянии ухватилась за чей-то рукав.

Остальное покрыто завесой тайны. Возможно, на прикосновение рук отозвались на расстоянии нескольких месяцев свадебные колокола. Возможно Света услышала в свой адрес несколько нецензурных слов и окончательно замёрзнув, уехала домой. А возможно, ей просто не дали упасть и она согрела свой день простым и таким звучным словом «спасибо». У этой истории может быть много концов, но я верю в лучший (и это необязательно свадьба). Значит, так оно и было.

Лети-лети тепло, на все стороны

Маша, прекрасная Маша – автор «Вдохновлённая жизнью» и продуманного, информативного и такого человечного курса для блоггеров, Маша…для которой не хочется подбирать слов. Слишком громких или слишком тихих. Достаточно сказать, что уже почти год благодаря ей зарождаются самые тёплые, самые искренние, самые мои тексты. И я в этом не одинока.

Тепло души – такая болезненная тема, что хочется плакать. И в то же время такая дорогая моему сердцу.

Мне повезло жить в очень любящей семье. Мы говорим об этом, мы думаем об этом и это чувствуем. Последнее особенно важно – слишком сложными порой бывают наши отношения, и тогда только собственное понимание – люблю и любима – спасает от разрывов. Я папина дочка, и так получилось, что именно маме достаётся меньше всего тепла души. С годами я научилась это принимать и видеть в ситуации все те положительные стороны, которые в ней есть.

Я понимала, что любой другой вариант начала текста был бы нечестным. А на эту тему – либо целиком, либо никак. Меня сложно назвать ангелом или блаженной, испытывающей любовь ко всему миру. Умело ставлю границы, и порой – в общении с близкими людьми. Так умело, что они отлетают от них рикошетом. «Нет», «не думаю», «ну…» в моём исполнении – однозначное и категоричное нет. Не трогать, не подходить, не говорить. Так и только так.

Вы представляете, я до сих пор здесь – не удалила ни строчки. Потому что за жёсткостью и гордостью есть…для начала страх. Потому что как? Как поделиться теплом? Как сказать доброе слово, как его написать? Абсурдный страх, который запирает сердце на замок. Сиди смирно, не высовывайся, кому нужно твоё тепло, такое неуклюжее и смешное, словно растрёпанный совёнок. Оно запинается, краснеет и теряет нить – ой! Только высунулось и быстро спрятаться обратно. Слишком громко, слишком больно, слишком ярко, слишком страаааашно.

photo-1467811884194-ae868cd3f090.jpg

Источник

И есть другой страх – страх поверить. Поверить, что да, есть это тепло. И делиться им хочется больше, чем пугаться. Что есть у меня сердце, есть душа, есть во мне доброта. Так сложно, так невозможно поверить. И так невозможно подчиниться этому страху.

Потому что бьётся, бьётся о рёбра тепло. Ширится, заполняет все глубины, выливается наружу. Верь в это или не верь, а оно есть – мало ли, что я не умею с ним обращаться и пытаюсь запереть на все замки спокойствия, отстранённости и чего там ещё. А стоит ему прорваться – ой, простите, случайно пролилось, сейчас всё уберу.

А между тем…столько есть людей, которым хочется подарить тепло. Люди, которые приходят ко мне со всех сторон. Мои друзья – удивительные, всегда готовые сами поделиться теплом и поверить в меня, щедрые на любовь и терпение. Друзья, близкие и не очень знакомые, с их тёплыми улыбками и распахнутыми сердцами, добрыми словами и такой неповторимой внутренней красотой. Сколько невероятных людей приходили – на одну встречу, на множество – и оставались где-то внутри.

Интернет…виртуальная реальность с такими реальными личностями. Я не буду называть вас по именам, знаю только одно – к вам хочется возвращаться, с вами хочется быть и идти вместе по дорожке из жёлтого ли кирпича или битого стекла. Дорогие вы мои, от вашей близости не вырастают крылья. Они раскрываются и держат меня в таких высотах, куда сама бы не долетела. Вы каким-то стотысячным чувством догадывается, когда мне плохо и без лишних слов и пафоса подставляете плечо – плачь, девочка, плачь. Вы начинаете удивительные проекты и приносите в жизнь окружающих свет и теплоту.

Изначально я думала написать этот текст про одного человека. А если быть честной, то их двое. Получилось немножко не так. Получилось совсем по-другому…и я не жалею. Но теперь я о них скажу. Два человека, которых я узнала до…до многого. В 18 лет, когда я так отчаянно нуждалась в том, чтобы в меня кто-то поверил. Сердце, вступай. Пиши свои слова, я не смотрю, отвернулась, закрыла глаза (правда, придётся потом исправляться опечатки, ну что ж). Два человека, которые меня нашли, когда я потерялась. Да что я могу сказать о них, кроме того, что так сильно их люблю? Мои старшие друзья, мои наставники, мои люди. Мои начальницы, если что – хорошо, что они меня не читают))) А впрочем, я совсем не боюсь превратных толкований. Хоть чего-то я не боюсь. Потому что для них у меня словно есть два дополнительных сердца, отстукивающих своё «люблю» в каждодневном ритме. Мне не рассказать про них – это можно выразить только в чувствах, а их так много. Два этих человека – везение, которым всё могло бы исчерпаться. Не исчерпалось. Но это другая история:)

Уверена, многие из вас узнали эту «чудесную» последовательность жёсткости, страха, ещё одного страха…пожалуйста, не бойтесь. Пусть люди вздрагивают, услышав от вас тёплое слово или встретив добрый жест. Пусть краснеют, когда вы внезапно дарите ими цветы. Это непривычно, да. Но непривычно – не значит плохо. Я знаю, точно знаю, что в каждом – огромная бездна тепла и света. И если им хочется делиться – пожалуйста, делайте это. Неумело, неловко, спотыкаясь. Пусть так. Мы всегда когда-то учились ходить, держать ложку. Делиться теплом нам тоже предстоит научиться. Но мы сможем. Это наверняка.

В ожидании весны?

— Красота какая…листья понемногу облетают, деревья готовятся к зиме и грядущей весне. Чернеют ветки – им не страшно оголяться, ведь уже очень скоро они снова покроются прозрачной зеленью, с каждым днём набирающей плотность цвета.

— Стой-стой-стой…что-то не то! Всё не так. Не готовятся они и не ждут. Им просто не страшно. Не страшно оголяться. Неважно, что будет завтра или через неделю, что случится весной – и будет ли весна. Зачем это знать, если можно сегодня отпустить в свободный полёт листок за листком, наблюдая за их причудливой траекторией. Куда они полетят? Вот один опустился красной бабочкой на плечо к неспешной старушке. Вот смелый путешественник с разбега врезался в лужу, напугав голубей. А вот ещё один – он запутался в ветвях соседней берёзки, смущённо подрагивающей голыми плечами. Они летят, летят, по одному и в компании, забираются в чужие дома и подглядывают в окна, покоряют весь город. И деревья, подобрав корни, словно сами летят во всех этих направлениях, проживая сотни жёлтых, зелёных, багряных жизней. Весна? Что весна, если есть сейчас. Такое зыбкое и туманное, растворяющее в себе всё и всех, лишающее тебя плоти и превращающее в сплошной комок чувств – что видно? Что слышно? Что за смесь запахов листвы, дождя, протопленных машин, промокшей ткани, печенья, лёгкой грусти и застенчивой радости? Как много в тебе – сейчас, какой невероятно огромный мир ты в себя вмещаешь…

14569600_551480291707880_1353507906_n

Мир, в котором ты бежишь домой и останавливаешься – небо. Звёздное небо над головой. Это в твоём-то мегаполисе! И ты стоишь, а темнота с любопытством выглядывает из-за плеча – на что засмотрелась? Не успев очнуться, отпустить морок, ты проходишь пару шагов и снова останавливаешься прямо на дороге. Смотришь, фотографируешь и врываешься домой – «Смотрите! Смотрите все, какая красота!» Прямо под окнами. Сейчас. Выдох…

Удовольствие жить

— Я живу в своё удовольствие. Я. Живу. В своё. Удовольствие, — Анна устало вздохнула. Вот уже десятый раз она проговаривала вслух эту фразу. За это время она успела несколько раз подойти к двери и взяться за ручку…но каждый раз останавливала себя.

Нет. Она живёт в своё удовольствие. Почему-то от повторения легче не становилось – только вновь и вновь возникали в голове многочисленные родственники, знакомые и друзья со скорбно поджатыми губами. И даже не нужно было напрягаться, чтобы услышать:

— Ты должна трудиться. Ты должна работать много и упорно, чтобы достичь этого и того. Ты должна держать всё под контролем. Ты должна полагаться только на себя. Вот на пенсии займёшься всем, что хочется, а пока ты должна, должна, должна…

— Нет! – Анна ударила дверь кулаком и разрыдалась. То ли от боли, то ли от обиды, то ли от всего и сразу. Легче не стало, только тушь потекла да глаза начали предательски опухать. Девушка села на пол. Ей хотелось заставить свою голову замолчать. За что? За что ей эти мучения? Ведь спроси её кто другой, она бы уж разложила всё по полочкам. Что жить в своё удовольствие – не равнозначно лени или раздолбайству. Что это про умение расставить приоритеты, направить свои силы в ту точку, где ты сможешь быть наиболее эффективным. Про умение отсеять ложные посылки и оставить только те, что верны для тебя.

Но всё это только слова, когда пытаешься применить их к себе. Свой голос теряется и слабеет, обнимает себя за плечи и уходит в тёмный угол, откуда периодически доносятся его всхлипывания.

photo-1467308195818-15021eb849e8.jpg

Источник

Анна выключила свет и прислонилась спиной к двери. Всего один шаг, одно движение: нажми на ручку и…И нет! Всё тело сопротивляется, мысли путаются, невозможно уже понять, где да и где нет, всё на свете перемешалось. Ведь эти люди, они не желают ей зла. Разве может желать зла мама, близкая подруга? Они хотят как лучше и всё говорят, говорят, говорят…Долбят её этим «должна», словно линейкой по пальцам. Хлёстко и больно.

Тихо и темно в коридоре. Только часы отщёлкивают минуты раздумий. Минуты, остававшиеся до возможно самого главного события её жизни. Ещё немного – и у неё не останется выбора, и можно будет опять страдать и переживать, обвинять других. Спихнуть с себя ответственность, погрузиться в самобичевание и присоединиться ко всем, кто с удивительным сладострастием распевает оды долженствованию.

Анна вздрогнула, словно последняя мысль наотмашь ударила её по лицу. Не давая себе времени на раздумья, она вскочила на ноги и рванула дверь. С потёкшей тушью и саднящими костяшками, она устремилась вниз по лестнице – подальше от замкнутого круга, с каждым разом становящегося всё уже и теснее. Прочь, прочь, пусть она пожалеет о своём решении, но это будет её выбор.

Запыхавшись, она ворвалась в центр и выпалила:

— Я согласна!

Сидящая за столиком женщина подняла голову и улыбнулась:

— Вот и отлично. Алекс вас уже заждался.

Обратно они ехали уже вдвоём – Аня и её новый друг, чудесный пёс, которому предстояло стать собакой-терапевтом. Пусть не сейчас, пусть через множество сложностей и препятствий, но они смогли. И это уже совсем другая история.

Туманная осень

Сентябрь уже бежит вперёд, а значит — настало моё любимое время, время писать на заданную Машей тему: «Моя осень«. Маша, спасибо большое за это вдохновение и радость творчества!

Моя осень…как же мне нравится это словосочетание. Не просто осень, не просто новый сезон со своими приключениями и испытаниями, но моя осень. Моя.

Мне недавно подсказали, что моим словом на ближайшие три месяца станет «туман». Не передать, как это откликнулось.

Ведь туман – это…

возможность искать дорогу. Прислушиваться к своим ощущениям, к малейшим изменениям, искать незаметные на первый взгляд подсказки и осторожно ощупывать, пробовать, а порой – делать решительные шаги, вот просто потому что иначе нельзя.

возможность поверить. Когда ничего не видно и непонятно, когда ты полностью сбит с толку просто поверить – всё так, как надо. Поверить себе, поверить миру и отпустить тревогу. В туман:)

возможность дышать. В этом зыбком воздухе, дрожащем от наполняющей его влаги, — дышать полной грудью. С каждым вдохом вбирать энергию этого мудрого мира, мудрость этой энергичной земли. С каждым выдохом освобождать свои мысли от всего дурного.

photo-1444857868065-ee7e2a744291

Источник

возможность видеть. В тумане, когда всё вокруг искажено и меняет очертания, когда вокруг всё становится чуть-чуть незнакомым, можно увидеть совершенно новую красоту.

возможность замедлиться. Когда я перестаю что-то успевать, то понимаю: я слишком спешу. Туман служит напоминанием о том, как важно замедляться и жить в своём темпе.

возможность творить. Размывая краски, туман становится для нас настоящим холстом. Твори, создавай, меняй или добавляйся сам, становись частью этого пейзажа.

возможность смотреть. Всматриваться, присматриваться, осматриваться, наблюдать влюблёнными в происходящее глазами.

возможность быть. Единственную и неповторимую, наполняющую тебя самым удивительным и нужным чувством – благодарность.

Кодовая фраза «Давай пить чай»

Да, мой блог — это слошная мешанина. И мне нравится, что самое смешное:)

Мы уже давно знакомы друг с другом. Сколько лет прошло? Не помню, но тогда в твоих волосах явно не было седины, а до появления морщин оставалось ещё очень много времени. Ты предпочитал шорты любой другой одежде, а мои косы дёргали все, кому не лень. Кроме тебя.

Мы назначали свидания, даже не ведая, что нашим временем владеют взрослые – они жили в своём мире, совсем не похожем на наш. Забавно, что прошло столько лет, а я всё ещё не научилась в нём жить. Продолжаю верить в сказки, строить замки из песка и выдувать мыльные пузыри. Пожалуй, только чай теперь настоящий.

Да, ведь уже тогда кто-то из нас впервые произнёс кодовую фразу – «Давай пить чай». Может быть, это был ты? Примчался, впопыхах наступив на мой куличик (ты всегда был таким рассеянным!), размахивая игрушечным мечом, и ещё не успев отдышаться выпалил услышанную от мамы фразу. Или же это я тогда ещё не отравляла себя сомнениями, прилично ли девушке первой приглашать мужчину и вовлекла тебя в свою игру? А впрочем, важно другое: на долгие годы это стало нашей кодовой фразой.

Сколько чая мы выпили за это время! Сперва единственной реальной вещью был игрушечный чайник, доставшийся нам от одной из нашим мам – ИринСаны или МарьСерны. Жаль, у них уже не спросишь, из чьего детства пришла эта миниатюрная игрушка с промятым боком. Мы «кипятили» воду на песке, разливали её в формочки, торопливо протёртые рукавом, и чинно ими соприкасались.

Позже мы чокались щербатыми кружками и лакомились домашним вареньем – клубничным, если сидели у меня и малиновым – у тебя. Чуть ли не каждый день мы приходили друг к другу в гости – делать уроки, играть в шахматы, выпускать домашний журнал, наблюдать за звёздами…И в какой-то момент обязательно звучало – «Давай пить чай?»

photo-1449707114183-b9e2e0e619dc.jpg

Источник

В старших классах все разбивались на парочки, а ты по уши влюбился в сероглазую королеву нашего класса. И вечерами изливал мне душу за чашкой чёрного чая, в который добавлял не одну ложку сахара. А она всё не обращала внимания ни на тебя, ни на твои выходки; учителя не могли понять, что взбрело в голову уже «почти-взрослому-парню», ты же стоически молчал у директора в кабинете.

Впрочем, старания были не напрасны, и королева сама пригласила тебя на выпускной – немыслимо! Все были в шоке…и особенно когда ты ей отказал. На выпускной мы пошли вдвоём – разве могло быть иначе? А потом сбежали от остальных и сдвинули чашки с праздничным чаем.

«Давай пить чай», — звучало в студенческом общежитии. Кто из нас решил идти на педагогический первым? То ли это была моя детская мечта, то ли ты решил это после всех своих школьных баталий и непонимания…но мы вдруг оказались в одном университете. «Вдруг» — самой смешно. Как будто мы могли разлучиться.

Чай в бессонную ночь перед экзаменом, поздним утром после сданной сессии, зимними вечерами во время зубрёжки, в самое разное время и разных местах – перед работой, походом в кино, в случайных кафе или на студенческой кухне. Мы то пировали, то затягивали потуже пояса…но в шкафу всегда стояла коробка с чаем и две щербатые кружки, которые мы прихватили из дома.

Над нами пытались смеяться, но быстро переставали – это было бесполезно. Мы влюблялись, находили друзей, чем-то увлекались…помню, как я целый год отходила в балетную студию, а ты в это время пытался боксировать по самоучителю. Но одно оставалось неизменным – «давай пить чай».

Наконец мы стали дипломированными учителями и могли забивать головы ребятишек полезными и не очень знаниями; как настоящая девочка, я предпочла русский язык и литературу, а ты закрутил настоящий и длительный роман с историей.

Взрослая жизнь то и дело пыталась взять над нами верх – развести по разным районам и даже городам, оделить семьями, то успешными, то не очень. Мы не успели и оглянуться, как ты стал отцом двоих чудесных девчушек и женился во второй раз, а я осталась в одиночестве после длительных отношений. Но мы каждый раз находили возможности – и в телефонной трубке, в телеграммах, письмах, а потом и по скайпу слышалось: «Давай пить чай». И обязательно чокнуться, пусть даже на расстоянии.

Я помню, как ты попал в больницу и лежал без сознания. Никто не верил мне, но я-то слышала, что именно это стало твоей первой фразой, когда ты открыл глаза. А я была рядом. Мы всегда оказывались вместе в самый важный момент – вместе хоронили матерей, опускали в могилу моего ребёнка, провожали в другую страну бросившую тебя супругу. Нет, радостных событий было больше, просто вспоминаются те, когда ты был рядом. Со своей мягкой улыбкой и прищуренными глазами – никто так и не уговорил тебя надеть очки.

И вот нам уже за пятьдесят. Мне всё-таки удалось выйти замуж и создать крепкую семью, умница-дочка скоро закончит школу. Да и у тебя уже не двое, а четверо наследников, и даже подрастает внук. Жаль, я его ни разу не видела. Я никогда ничего не видела – ты стал моими глазами, и с тех пор мир обрёл форму и содержание. Мои родные и друзья, все старались помогать мне, учили самостоятельности и умению жить «невзирая». Но только когда рядом оказывался ты, я переставала чувствовать, что мне чего-то не хватает.

Сегодня я снова наберу твой номер телефона. Мы проболтаем о пустяках, вспомним былые времена, поделимся новостями. И когда уже будет казаться, что все темы иссякли, кто-то из нас обязательно ввернёт – «Давай пить чай?».

А второй ответит – «Давай».

За поворотом — серебряный дождь

Затравка Мариам и моя тема из списка…и вот он, снова Макс:)

Однажды в кафе ты отходишь заказать еще одну чашечку кофе, а когда возвращаешься, то видишь на столе записку: «за поворотом – серебряный дождь». Вертишь её, крутишь в руках, пытаясь найти хоть малейшую подсказку, подносишь поближе к глазам…и тут же роняешь в испуге – а вдруг он уже кончился?

И бежишь, путаясь в рукавах пальто, сам над собой смеёшься: поверил в глупую сказку, в чей-то розыгрыш, рванулся как безумный. А юморист наверняка уже устроился удобно за твоим столом, попивает горячий кофе и хохочет, хочет над твоей дуростью. И всё-таки спешишь, повторяя про себя – «А вдруг? А вдруг?». Ведь пока есть это «вдруг», не страшно быть обманутым, не страшно поверить, страшно опоздать! И пропустить серебряный дождь, каким бы он ни был.

До поворота всего пару минут быстрым темпом, в небе ни тучи и только суровый северный ветер подталкивает в спину – давай-давай, поторапливайся, если хочешь успеть. Остаётся последний шаг и ты закрываешь глаза, пытаясь ещё хоть на несколько секунд продлить ожидание. Не видишь – не знаешь, есть он тут или нет? И веришь, веришь, веришь с каждым ударом сердца всё сильней.

Lola Gutierrez

 

Источник

Ни звука. Ни шороха. Ничего похожего на стук капель, шорох или плескание, только смех – звонкий, чистый, совсем не обидный. Водопадом своим он обнимает тебя, ласкает, отражается в душе радостной улыбкой и кажется, что разносится он по всей земле и до самого неба – далеко-далеко, оживляя сердце каждого, кто его услышит, как оживляет всё вокруг дождь…Дождь…Серебряный дождь?!

— Макс!

Наконец-то открываешь глазах, теперь уже не в силах поверить, что вот он – живой, тёплый, настоящий Макс, наконец вернулся откуда-то из тех мест, о которых не хочешь думать, да что там не хочешь – просто не можешь. А он здесь, заливается своим смехом, который так напоминает серебряный дождь. И так хорошо, что не нужно ответов – где, что, как. Разве это важно, когда он здесь? Макс…