Иногда просто хочешь услышать: всё будет хорошо

Забавно, мой диплом был связан с толерантностью и эмпатией, но сегодня я выступлю не столько против этих прекрасных во всех смыслах проявлений человеческой души, сколько…против. Не буду юлить и расскажу, что же меня так сильно в них смущает. Текст резкий, местами жёсткий и противоречивый, но пожалуй рискует войти в число моих любимчиков. И в нём есть ответ на вопрос, почему же я готова делиться своей позицией…и жду, что вы будете делиться своей.

Сейчас можно найти достаточно много заметок и текстов на тему того, как правильно поддерживать другого человека. Не обесценить его переживания и его горе. Как дать ему эмоциональную поддержку, поддержку физическую, конкретную или любую другую, какая ему нужна. Что можно говорить, а что ни в коем случае нельзя.

То же самое и в других областях. Не говори негр, скажи афроамериканец. Не говори инвалид, скажи человек с ограниченными возможностями. Нет, так тоже нельзя, лучше человек с особенностями. Упс, особенности есть у всех, идём дальше.

Понимание, принятие, сочувствие становятся такими культовыми вещами, что если ты скажешь чуть резче, чем может быть кому-то хотелось, тут же прилетит по лбу – не высовывайся, когда не спрашивают.

А вы знаете, что в толерантности помимо принятия позиции другой стороны есть ещё и другая важна часть? А именно – наличие собственной позиции, необязательно совпадающей.

Да-да, принимающим, понимающим и сочувствующим всё равно остаётся кто-то. Человек со своими мыслями, взглядами и представлениями. И он может поддержать вас не теми словами, которыми бы вам хотелось – так скажите ему об этом.

Иначе получается странная и страшная вещь: боясь обесценить других, люди начинают обесценивать сами себя. Боясь сказать лишнее слово, выразить свою мысль. Я сама поймала себя на этом, когда в очередной раз подбирая слова и пытаясь сформулировать как можно точнее потеряла смысл за всеми расшаркивающимися оборотами. Я стала писать настолько тяжеловесно, что мне самой не хотелось проталкиваться сквозь «мне кажется», «возможно, я не права» и прочее. Фигня.

Более того, боясь обесценить других, люди всё равно их обесценивают. Только на это раз их возможность отстоять себя, свои границы и свои точки зрения.

Понимание и принятие – это круто. Но если оба человека действуют из этих установок, они смогут договориться. Они смогут – пусть даже через столкновение позиций и их изучение – найти тот общий для них язык, который будет наполнен взаимным уважением. Да, не все – и я в том числе – умеют грамотно спорить и конфликтовать. Но на то мы и люди, чтобы учиться.

Хочется поддержать? Поддержите. Так, как умеете и как чувствуете. В конце концов, если человеку нужна безусловная поддержка, для этого есть психологи. Если своей поддержкой вы случайно обесцените его переживания – печально, но он может вам об этом сказать. Или опять же проговорить это со специалистом. Если он не может ни того, ни другого – это очень грустно, но вы не можете нести ответственность за все печали этого мира.

Хочется сказать «негр»? Ну скажите, в чём проблема. Если вы вкладываете в это слово негативный контекст, то хоть «афроамериканец», хоть «чёрный», хоть «негр» будут у вас переполнены им. И наоборот.

А пресловутое «всё будет хорошо»? Его порой чуть не анафеме предают – нельзя, сжечь, забыть на веки вечные! Но иногда – и не так уж редко – так хочется просто услышать, что всё будет хорошо. Да какая разница, как оно там будет. Будет по-разному, чёрное-белое-разноцветно, всё это известно. Но вот здесь и сейчас мне просто важно услышать – «Всё будет хорошо». Ну и на ручки, естественно:)

 

Реклама

Тень тоже хочет любви

А вот и заметка об одном из двух сложнейших моментов в терапии и консультировании. Принятие. Я видела разные реакции на это слово, и отторжение – одна из самых мягких. Я никогда не могу настаивать на том, чтобы человек что-то принимал, а особенно – что с ним случилось что-то ужасное, какую-то свою «неприятную» часть. Не могу и всё же…и всё же я хочу рассказать о своей позиции. А в следующий раз поделюсь, что же даёт мне смелость это делатьJ

Давайте разберёмся с терминами для начала. Для меня принятие – это не про «как здорово, что у меня это было, это же бесценный опыт!» или «да моя тёмная сторона просто душка!». И не про «ну что ж, раз я не смог(ла) этого избежать, нужно смириться» или «да, это я, что поделать». Для меня принятие скорее про то…впрочем, для начала представьте себе лоскутное одеяло. Для помощи я даже картинку ниже вставлю. И вот наша жизнь для меня – такое лоскутное одеяло, ткущееся из центра. Один лоскут – наше рождение – окружается другими лоскутами, маленькими и большими, яркими и тёмными…Они могут соприкасаться со множеством других лоскутов или плавно переходить в следующий. И у этого одеяла есть волшебное свойство – между плотно примыкающими друг к другу лоскутами может появиться ещё один и ещё, и ещё…Лоскуты эти – все события в нашей жизни. Каждое событие окружено другими. И каждое событие имеет в жизни своё место.

Для меня принятие – это увидеть лоскут и увидеть, что его окружает. Если есть дырки – разобраться с ними, но это потом. А сперва – увидеть и лоскут, и его окружение, и дырки. С тёмными сторонами личности всё работает точно так же, им тоже есть место в лоскутном одеяле нашей жизни, как и светлым сторонам. Они тесно переплетаются с событиями.

И вот такое принятие я считаю очень важным и неотъемлемым в любой работе. Чтобы окончательно не потерять счёт строкам, выделю три основные причины, которые я нашла для себя:

1.Как в загадке «Что находится между берегом и рекой», между ситуацией и её решением кое-что имеется. И это принятие. Очень сложно что-то менять, если не знаешь, что. Да, оно пугает и от него хочется избавиться. Да, оно вызывает кучу сложных чувств. Но страх и эти сложные чувства – лишь верхний слой, который не помогает узнать – а что же действительно мы хотим изменить? Что же стоит за этим страхом и отторжением? И увидев, какое место занимает в нашей жизни отторгаемое и пугающее, с чем его связывают крепкие ниточки, с каким здесь и тогда, там и тут, нам становится понятнее – а что изменять, куда изменять и изменять ли.

2. Осознание – важная часть любого процесса. Осознание, вчувствование, врастание. Я знаю, что многие боятся в этом застрять, но помните про лоскуты вокруг и дырки? Поэтому для меня это такая важная часть принятия. Она же и поможет не застрять. Но вот этого осознания, вчувствования, врастания нам так часто не хватает. Мы либо слышим запреты – не переживай, не расстраивайся, всё не так плохо – либо слышим советы, рекомендации и прочие от добрейшего сердца сказанные слова, призванные помочь нам поскорее справиться и пережить боль, потерю, горе. И это очень важные слова, спору нет. Мы даже не только другим это говорим или слышим от них, мы и сами с собой себя так начинаем вести. Но не менее важно дать человеку сделать не прыжок от ситуации к её решению, а переход. Выстроить мост, если уж продолжать метафоры. Ведь для прыжка у него элементарно может не быть сил и ресурсов.

3. Непрерывность нашей жизни – она есть. И каждый раз, когда мы пытаемся просто выкинуть из неё какое-то событие, какую-то часть своей личности, этого…не происходит. Мы можем сделать вид (и даже очень хорошо), что всё, не было. Это не я. Но оно было. И мы были. И вот такие «слепые» пятна могут очень сильно выстрелить – и выстрелить больно. А когда мы видим жизнь в её непрерывности, когда мы подшиваем лоскуты к тому трепещущему и такому больному, когда мы разглаживаем его и изучаем стежок – тогда мы начинаем видеть совсем другую картину. Более полную. Про нас.

И ключевой вопрос – а как это, принять? А что это? В час по чайной ложке – шутка с оттенком правды. Медленно, осторожно и со специалистом. Ведь принятие – это восстановление лоскута стежок за стежком, наведение мостов к другим лоскутам, ресурсным. Мы начинаем с самых верхних слоёв, где живёт страх, и постепенно погружаемся глубже и дальше, опираясь на то, что поможет человеку вовремя вынырнуть и остановиться до следующего погружения. Больно будет, это да. Но ещё и целительно. И освобождающе.

Закулисье работы психолога

Обещанного ждут не так долго, если это обещанное гоняется за тобой по пятам и угрожает обидеться. А Вконтакте я обещала поговорить о том, из чего складывается стоимость консультаций психолога и ответить на вопросы, которые прозвучали.

Зато знаете, про что будет следующий пост? Про одну из двух самых пугающих частей терапии/консультирования. Сможете назвать обе? Заодно мне будет любопытно узнать, что наиболее пугающе для вас.

А пока к ответам. Спасибо за интерес!

Для контекста: я работаю в Москве, консультирую чуть больше двух лет. Начинала с работы с людьми, восстанавливающимися от ОРПП, сейчас расширила свои практические интересы и работаю с эмоциями, отношениями с собой и окружающими, самоопределением и т.д. Ну и ещё я в отдельная личность:) Вот, пожалуй и все входные данные, которые повлияют на дальнейший текст — очень длинный, но принципиально не разбиваемый.

Из чего складывается стоимость консультаций?

Ой, из многого. Поэтапно:

Обучение – постоянное, почти непрерывное и неизбежное. Курсы, семинары, книги…Интенсив в две недели мне может обойтись в 10 000 рублей, полугодовые курсы порядка 25 000. Бывают дешевле, бывают дороже. Вот сейчас в МГУ стартует программа дополнительного образования по современным методам работы с ОРПП. 50 000 рублей – и это одна из бюджетных программ на факультете. Про книги я молчу, тема больная. Хочется всё и сразу, а ещё и на английском. Ну впрочем у меня это всегда было основной статьёй расходов;)

Подготовка – обучение составляет часть подготовки к консультациям, но есть и другое. Мы с вами проводим в кабинете 50 минут. Но ещё до этого я обязательно готовлюсь к нашей встрече – пересматриваю консультации, думаю над вопросами, пытаюсь увидеть, где в общей картине есть неисследованные пятна и нужно ли предлагать туда идти. Это никогда не жёсткий план, и зачастую мои представления о том, куда пойдёт консультация, разбиваются о потребности клиента – но так и должно быть. Вы – рулевые в наших сеансах:)

Обработка после встречи – те, кто со мной работал знает, что я ничего не записываю. Только рисую иногда. Не то чтобы у меня хорошая память, но я предпочитаю оставаться максимально включённой. А значит после нашей встречи мне понадобится сесть и записать всё, что запомнилось. И вместе с подготовкой, обработкой и самой сессией у нас получается порядка 2-3 часов.

Супервизии и личная терапия. К вопросу о том, как психологи справляются с потоками негатива:) Один из ответов – личная терапия. Как специалист, я обязана быть не только накормленной и выспавшейся, но и поддерживать свою психологическую стабильность. Иногда это происходит чаще, иногда – реже. Каждый психолог сам решает, насколько регулярной должна быть такая помощь. Супервизии – помощь старших коллег в вашей работе. Конечно, только с согласия клиента. В случае необходимости я могу обратиться к другим специалистам за помощью – возможно, я что-то упускаю/передавливаю/игнорирую/обесцениваю – короче, это помогает сделать работу с данным клиентом более эффективной.

Так что когда мы говорим, что консультация стоит столько-то, это не про час нашей встречи. Это про всё, что выше и ещё кое-что. И это кое-что – работа со здоровьем души, с нашей внутренней красотой. Вы платите не за то, чтобы поговорить – это действительно можно сделать и на кухне с подругами. Но только у психолога есть время и место, чтобы полностью сконцентрироваться на вас, увидеть ваш мир, попутешествовать в нём и немножечко лучше его почувствовать. Это про вас, про вашу удивительную и прекрасную сущность.

А теперь к вашим вопросам. Я уже начала отвечать, как я справляюсь с потоком негатива. Но это лишь часть, конечно – та часть, когда негатив задевает мои больные струны и уязвимые места. В остальном…

…это моя работа. Какой бы сильной болью со мной не делились, какое огромное сочувствие, нежность и теплоту не вызывали во мне мои собеседники, я нахожусь на работе. Как специалист я ещё учусь этим делиться терапевтично:) Как человек я помню, что рассказывают это всё не мне, а взрослому специалисту, к которому испытывают уважение и доверие.

…это не про меня. Следствием из предыдущего – наши встречи не про меня. Они про вас и вашу историю. В этом и есть одно из отличий работы психолога от кухонных разговоров. Да, я могу впустить свой отклик, свою реакцию, свою эмоцию, даже привести какой-то пример – проиллюстрировать свою речь. Но это всё будет оставаться в вашем поле. Моя жизнь в этот момент остаётся за дверью.

…это не только про негатив. Да, вы рассказываете мне про свою боль, про свои переживания. Но сколько мужества нужно, чтобы просто прийти в кабинет/договориться о встрече по скайпу! А то, что вы мне доверились? А то, что вы вообще смогли рассказать о своей боли, поплакать над ней или посмотреть на ней? А то, что вы делитесь своими победами – хотя к этому вас точно никто не обязывает?

…это вообще не про негатив. Вы приходите ко мне в надежде, что что-то может измениться в лучшую сторону. Даже не всегда зная, что именно может измениться и что такое эта лучшая сторона. Иногда в это верит 90% вас, иногда – 0,1% или ещё меньше. Но эта часть приводит вас ко мне, а порой и удерживает раз за разом. И я верю вместе с вами.

…это про остальную жизнь. Порой я сама забываю, что моя работа достаточно эмоционально затратна. А забывать не нужно. Или, как сказала одна моя клиентка, нужно больше помнить:) И бережно относиться к себе за пределами кабинета. Но с другой стороны, радость от жизни вообще важная штука и не требует никаких условий и оправданий.

…это про чувство юмора. Оно у меня есть и очень помогает:) Бывает, включаю его на консультациях – с теми, кто его выдержит. Хотя есть подозрение, что кто-то просто молчит и терпит – и я стараюсь внимательнее относиться к реакциям. Но и обязательно вне кабинета – юмор поддерживает меня очень здорово.

…это не всегда получается. Иногда не справляешься – впускаешь слишком много себя, поддержка выходит кособокой или что-то ещё. И важно справляться с потоком негатива от себя – он плохой помощник. Я хочу становиться лучше в своей профессии, а для это нужно просто учиться. Учиться с вами, с коллегами, с учителями. Учиться у себя тоже не повредит

«Как психолог быстро и конкретно реагирует на слова клиента? Приводит примеры, метафоры, задаёт вопросы, которые человеку не приходили в голову годами? И именно сразу, не «мне надо подумать полчаса-час, и дам обратную связь 😄». Неужели этому могут научить:)»

Отвечаю за себя:) Я порой тот ещё тугодум и могу уже после сессии, а то и двух оглянуться и увидеть вопрос, который можно было задать. А по поводу «не приходили в голову годами»…с одной стороны, да, этому учат. Я продолжаю узнавать всё новые и новые варианты. О, кстати. Я недавно проходила интенсив по работе с метафорой и образами – и одним из заданий было написать 20 вопросов к метафорической карте. Там образовалось такое разнообразие позиций и вопросов из них, что теперь я могу возвращаться к нему ещё не один месяц и черпать что-то новое. Но никуда не денешься от подлинного интереса к миру другого человека. Я могу услышать что-то и задать вопрос в точку. Или я могу услышать что-то своё и задать вопрос «не оттуда» — и как же круто вы мне это вернёте! И вот тут тоже важно услышать. Ага, пошли не туда. Вопросы рождаются во взаимодействии, и собеседник – такой же их автор, как и я.

Что касается примеров и метафор, то это скорее личностные особенности. Кто-то больше с ними работает, кто-то старается избегать. Кто-то насыщает пространство собственными, кто-то оставляет это клиенту. Про себя я знаю, что могу этим злоупотреблять – собственными метафорами. Но мой мозг работает именно таким творческо-хаотически-структурирующим образом, где повесившаяся мышь прекрасно сочетается с рогом изобилия, а Мэри Поппинс с Верещагиным и я ещё учусь использовать это аккуратнее:) Ну и помимо терапевтов, не всем клиентам это тоже может понравиться. Так что метафоры и образы – хороший инструмент, но не обязательный для терапевта.

«Как психолог ведёт себя с клиентами, которые ждут от них «инструкций» и обвиняют, если что-то не получается («вы же психолог, вынь да положь»). И часто ли встречаются люди, которые не понимают, что работать придется им самим и только над собой, а не над другими, которые «портят им жизнь». Или люди трактуют слова психолога по-своему, что-то делают, потому что «психолог так сказал», получают, допустим, отрицательный результат, и гневно высказывают всё психологу – что делает психолог в таком случае?»

Про личные границы вынесла отдельно, здесь про инструкции. Да, я всегда говорю, что не даю советы, хотя и могу отступить от этого. А иногда с удивлением слышу «как вы посоветовали», «как вы сказали». И ладно ещё если я свои слова узнаю, а порой ещё и точно не являлась их автором))) Могу сказать только, что всегда недоумеваю – откуда вообще я могу знать, как человеку поступить. В моей работе мне всегда интересно – а как человеку хочется поступить. Или хочется не поступать. Зачастую люди об этом довольно хорошо знают.

Ожидание инструкций, чуткая на них настроенность, агрессивные реакции – это всё прекрасно и это всё про что-то, что происходит в реальной жизни. Ведь отношения с психологом – маленькая модель ваших отношений с людьми. Где-то она повторяет их, где-то выстраивается по принципу идеальной. За потребностью в инструкциях обязательно что-то стоит – неуверенность в себе, желание скинуть ответственность, грузом повисшую на плечах, растерянность…Моя задача вместе с собеседником увидеть, что же там стоит, познакомиться с этим поближе.

Но вообще тема советов оооооочень накручена. Вот, например, вопрос «а вы пробовали….» — это совет? С одной стороны, я просто узнаю, что уже было в жизни человека, что происходило. Он может сказать, что обижается на кого-то – я обязательно уточню, знает ли об этом другой человек. А с другой стороны, он теперь пойдёт и поговорит. И что, я дала совет или не дала? Это забавная тема, потому что первый год, наверное, я ооооочень остерегалась сказать что-то хоть отдалённо напоминающее совет. Потом я стала понимать, как это ограничивает. Ну а сейчас ищу своё понимание:)

Что касается вопроса про работу не над собой, а над другими людьми – у меня такое бывает очень редко.

«И вообще, прочные личные границы – необходимое качество психолога?»

Прочные личные границы – необходимое качество всех. Я бы добавила, прочные и гибкие:) Но да, и я вынесла это отдельно как ооооочень важную для себя часть. Потому что прочные личные границы психолога выполняют тройную работу:

  1. Они позволяют сохранять психологическую стабильность личности – это общее для всех.
  2. Они позволяют выстраивать грамотное и терапевтичное общение – это уже специфика.
  3. 3. Они показывают пример клиенту – тоже специфика. Мне не очень нравится выражение «показывают пример», словно я чему-то учу. Но если я не буду соблюдать свои личные границы, то как я помогу человеку научиться соблюдать свои и уважать чужие? Для меня это, кстати, было одним из достаточно поздних открытий, сила которого до сих пор не до конца осознанна.

«Откуда берётся терпение и желание работать с человеком, который не понимает одно и то же сто лет 😀. Ему и так говорят, и так, с разных сторон, под всеми углами, а он всё никак, хотя и пытается. Как не психануть 🙊»

Ну вы же такие интересные все! Мне реально интересно. И я хорошо понимаю, что если мы топчемся на одном месте, то а) что-то происходит; б) я чего-то не вижу. Т.е. человек мне и так показывает, и так рассказывает, а я всё никак. И тем интереснее становится увидеть – да что же там такое? Что? И могу адресовать встречный вопрос — как не психануть, когда психолог такой тормоз?)))

«Бывают ли у психолога сомнения в том, что он уже сказал клиенту? Приходят ли мысли, что не совсем верным путем пошли, надо было по-другому сказать/спросить/привести пример и т. п.»

С одной стороны – да. И я намеренно построила этот текст на том, что не всё так идеально, в моей работе есть классные точки и целые зоны роста. Есть сомнения, есть даже переживания. А уж если после первой встречи не вернулись – тем более. Но…есть другая и более сильная сторона. Я не беру на себя слишком много. Передо мной сидят в большинстве своём взрослые люди, которые столкнулись с проблемой и пришли её решать. Если мне кажется, что человек подпадает под мой «авторитет», я всегда могу спросить – а так ли это. Если мне кажется, что мы идём не туда – я и об этом могу спросить. Уместно ли было, что я спросила, что я сказала? Может быть, клиент ждёт от меня какого-то вопроса, а я его не задаю? Меня спасает понимание, что я взаимодействую не с пустым пространством, а с живым человеком, который вообще-то умеет думать, чувствовать и разговаривать:)

«Как психологу удается поговорить с человеком о чем-то больном? Даже готовые к консультациям люди могут закрываться, бояться спуститься глубже, а без этого иногда не обойтись. А если человек ещё и застенчивый»

Напоследок о главном. О чём-то больном говорить можно и нужно. Говорить, молчать, плакать. У меня сжимается сердце каждый раз, когда люди приходят с таким доверием. Спасибо вам за него. Но если люди закрываются и боятся – это нормально. Если они хотят перестать бояться – мы можем начать с этого. Мы можем начать с ресурса – чтобы было куда возвращаться, если переживания станут слишком сильными. Мы можем прощупывать почву вокруг – разбираться с какими-то симптомами, следствиями того, что болит. И в конце концов человек и вовсе может решить, что больное должно остаться внутри. Классно, если не так. Но это абсолютно выбор и решение каждого.

А если человек застенчивый, но всё равно пришёл на консультацию – это же уже офигенная победа над страхом! Значит, он может, у него уже получается – есть все ресурсы для этого, их нужно только увидеть.

***

Я даже не ожидала, что будет так круто отвечать на вопросы. Мне самой стала понятнее моя роль и место, ответы напомнили мне о важных вещах, которые так нужно периодически освежать в голове. Спасибо вам большое за отклик и если появляются новые вопросы – задавайте, я всегда очень рада диалогу!

Психоkit смотрит

Порой случается чудо, и жизнь протягивает такое наслаждение, что чувствуешь обескураженность. Серьёзно? Такое бывает? Это всё мне? И бывает чудо личное, а бывает такое, о котором хочется рассказывать на каждом углу. Благодаря инстаграм я недавно узнала о проекте «Кинопоэзия». Забавно, но в той рекомендации была опечатка, о которой я даже не догадалась: название «Кинопоэзи» показалось мне очень поэтичным, нежным и абсолютно естественным. Смириться с правильным написанием я не могу до сих пор.

Впрочем, сериал действительно очень поэтичный и нежный. В 12 коротких – по 5-7 минут – фильмах звучат стихи Есенина, Пушкина, С. Чёрного, Маяковского…И казалось бы, большинство знаешь с детства, ан нет. Мало того что когда стихи читают, ты словно заново знакомишься с текстом. Здесь стихотворение ещё и проживается в сцене, в картине, в видео. Переносится на экран, и звук становится дополнением к визуальному образу, к мини-фильму. И «мини» здесь даёт не скомканность, на насыщенность до предела. Для меня это что-то абсолютно новое и завораживающее.

А что самое волшебное и трепетное – нет единого впечатления от этих серий. Есть те, что посмотрела с удовольствием. Есть – что с вниманием. Какие-то требовали больше вслушаться, другие увлекали визуальной трактовкой. Но были и другие. Те, что хотелось прижать к сердцу и не отпускать. Вливать в кровь каждодневной дозой – чтобы ещё счастливее, ещё полнее, ещё обострённее.

П.с. Вы можете спросить – а при чём здесь психология? Очень даже при чём:) Ведь психоkit отвечает за нашу психологическую стабильность. Книги, фильмы, развлечения не решают наших проблем, но напоминают, что мы не тождественны проблеме, что помимо человека страдающего в нас ещё есть человек интересующийся, человек радующийся, человек живущий. Так что и в будущем можете ждать от психоkita и меня подобных отступлений от чисто психологических тем:)

Вас не нужно исправлять

Иногда ко мне приходят люди, стремящиеся себя в чём-то ограничить. В еде, в отдыхе, в просмотре сериалов…примеры множатся. И вот вроде бы всё хорошо, всё звучит более чем логично – человек хочет позаботиться о своём здоровье, своём спокойствии, своём психологическом благополучии.

Но копнёшь чуть дальше – и полный «ой». Среди множества сфер, в которых можно себе дать – сна, свободного времени, прогулок на свежем воздухе, встреч с друзьями – человек выбирает ту, где есть ограничения. Рамки. Где нужно натянуть поводья и каким-то образом себя обуздать. И после этого – далеко не всегда осознанного – выбора, человек других сфер уже не видит. Смотрит только в эту, расцветающую новыми правилами.

Когда я сталкиваюсь с этой картиной, становится грустно. Хочется мягко взять человека за плечи и развернуть – взгляни, а как тебе там? Как тебе с возможностью позаботиться о себе, дав что-то, а не отняв? Может быть, там лежит что-то нужно тебе, что захочется взять?

Но там иногда бывает очень страшно. Страшно настолько, что невозможно самому сделать ни шагу. Там, в этом пространстве «дать», «подарить», «добавить». Страшно, потому что кому? Мне? Я не заслуживаю этого. Со мной нужно построже, я и так слишком мягок с собой. Страшно, потому что что? Что мне нужно? Когда мне это нужно? Что мне с этим делать?

Голова кружится, потеют ладони и сердце рвётся назад, в спокойную и уютную гавань ограничений. Страшно, страшно сделать первый шаг. А если сделаешь – такой робкий и неуверенный, оскальзывающийся и неловкий – то можешь даже упасть. Разбить коленки или вывихнуть кисть, а то и получить фингал под глазом. И даже после второго это может произойти – и третьего. И снова страшно.

Что мы делаем, когда ребёнок падает после первого неуверенного шага? Обнимаем, целуем и даём двигаться дальше – снова и снова пробовать делать новые шаги, осваивать пространство вокруг него. Что делаем мы с собой? Хорошо, если то же самое:) Но порой человек замыкается, упрямо поджимает губы и говорит себе, что так и знал. Ничего он не может. Ничего у него не получится. И вообще всё это ерунда. Свобода, слово-то какое. Может кому-то и да, но не ему, не для него. Недостоин. Вон даже шаг сделать не может.

И разворачивается. Разворачивается, пытаясь стереть из головы своей эту картину, которую успел увидеть – бескрайние поля выбора, возможностей позаботиться о себе. От мелочей – заварить чай с малиновым вареньем после тяжёлого дня – до каких-то важных и ценных вещей, что хранятся на самой глубине души. Той, до которой нужно ещё дошагать своей неуверенной и робкой поначалу и такой пружинящей и лёгкой к концу походкой.

Это всего лишь текст. И в моём тексте этот человек так и будет продолжать разворачиваться. Ведь каждый из нас иногда – кто чаще, кто реже – бывает таким человеком. И каждый из нас может помочь этому человеку развернуться в нужную сторону.

П.С. Говорят, что к психологам ходят психи. Нет. К психологам ходят разные люди и среди них часто те, кому сложно себя обнять, поцеловать и двинуться дальше. И это и правда сложно. И не сказать, что психолог «научит» этому или покажет, как. Ведь у всех мам разные дети, а у всех нас разные мы. Что тогда? Мне близко представление о поддержке и поиске. Совместном поиске сил и ресурсов для первого шага; сил и ресурсов для продолжения пути; сил и ресурсов разглядеть в себе кого-то другого, а не заключённого исправительной колонии…сил и ресурсов, сил и ресурсов, сил. И ресурсов.

Сказка о наших страхах

Бывают грабли, а бывают грабельки – такие, знаете, голубенькие с тупыми зубчиками. Всё такое уменьшительно-ласкательное, любимое, выпестованное. Лежат себе да радуют тебя – ты на них наступаешь с особой охотой, потому что знаешь – там хорошо и приятно. У меня такие грабли – это планирование тем. Я могу сколь угодно планировать, искать возможности не загонять себя в рамки и прочее, и всё равно – вот они, мои грабельки – в голове засядет что-то иное.

Так и в этот раз не могла избавиться от темы, связанной с моей личной историей. О том, как страхи двух людей разрушили их дружбу. Так что давайте я вам эту историю расскажу, а потом – возможно – продолжу в соответствии со своим планом. Может быть:)

В некоторых царствах-государствах жили две девы. Дева тёмная с истосковавшимся сердцем и дева светлая с нежной душой. Пряли девы слова, сплетали из них предложения, вышивали текстовые миры и не знали друг о друге, пока вдруг границы их миров не соприкоснулись друг с другом.

Illustration Lucille Michieli

Дева с нежной душой…https://ru.pinterest.com/pin/383017143305204367/

Раз, другой…и вот уже стали границы чуть гибче, чуть мягче. Да что там раз! Дева с истосковавшимся сердцем с первого момента потянулась к деве с нежной душой. Стали их опутывать ниточки дружбы, тепла, ласки. Никакие расстояния не мешали близости и тихая радость была разлита по всем километрам, что разделяли их.

Впрочем, что говорить о хороших временах – их бы прожить до последней секунды. Тем более, что последней секунда может стать совершенно внезапно. Подняли голову свою внутренние демоны, зашептались, задвигались – что за непорядок, слишком всё гладко. Срочно вмешаться, срочно!

И вот в один не слишком прекрасный день дева светлая пришла к деве тёмной с предложением. Хочет ли та принять участие в затее одной важной для обладательницы нежной души? Разделит ли она с ней радость исполнения, поддержит ли в устремлениях? Встрепенулось сердце тёмной девы, но демон-страх уже тут как тут. Застучали в голове молоточки, разбежалась по венам кровь отравленная, задрожали в отчаянии пальцы быстрые. Принять участие? Она? Недостойна! Что за ерунда, как вообще такая чушь могла прийти в голову светлой деве? Она просто не видит, не может разглядеть, сколь ничтожна дева тёмная, сколь убога. Открылась рана в истосковавшемся сердце, и выплюнул страх слова негодные…негодные, потому что обманные. Не в силах признаться в страхе своём дева тёмная перебросила его к деве с нежной душой.

black and white with a bit of pastel.monochrome subtle tones.Love the bear

Дева с истосковавшимся сердцем…https://ru.pinterest.com/pin/643522234230323570/

Но что это? Отскочил мячик страха, как от стены, помчался обратно, вернулся стрелой в сердце. Что за препятствие столь сильное? Страх это, страх девы нежной. Слова девы с истосковавшимся сердцем попали в то самое, сокровенное и уязвимое. Не услышала дева нежная слов написанных, а услышала она слова страха своего. И столкнулись два страха, и разлетелись в разные стороны, а осколками этого столкновения – слова острые, слова опасные, слова обидные. Защищали девы свои страхи, защищали девы свои истосковавшиеся сердца и души нежные. Вернулись страхи на места свои, раздулись, поймали кураж да замутили девам очи их добрые.

Хорошей концовки в сей сказке не будет, ведь то не сказка, то быль. Разошлись девы по своим мирам, и так в них и остались. Осталась дева тёмная со своим истосковавшимся сердцем, осталась дева светлая со своей нежной душой. И если и есть в этой сказке психологическая приправа, то это история про то, как наши страхи говорят за нас. Завладевают нашим языком, завоёвывают наши тела, вмешиваются в наши отношения. И порой мы и сами не замечаем, как вместо нас, вместо двух собеседников, оказываются страхи. Спорят, выпендриваются, ломают рапиры…раз, развеялся морок, попрятались страхи по углам, а собеседники только и хлопают глазами – что это было? Кто это был? И иногда после таких столкновений вы становитесь слишком чужими.

П.с. Не хочется заканчивать на грустной ноте. Да и не нужно, ведь у каждой истории есть продолжение. И в истории со страхами оно в том, чтобы признать и признаться. И начать говорить – со своими страхами. Проявлять к ним внимание, исследовать, изучать и не верить на слово. И конечно, звать на помощь психоkitа – чтобы вовремя похлопал ластами по щекам да напомнил, что вы – это не ваш страх, что есть в вас и много другого. Истосковавшееся сердце, нежная душа, добрые мысли, тёплые руки…да мало ли что ещё:)

Неравенство позиций, движущиеся весы и немного математики

Предыдущий пост натолкнул меня на несколько мыслей о том, как часто мы пытаемся заставить что-то или кого-то сделать ту или иную вещь. И должна сразу опровергнуть сама себя: иногда метод «стукни – заработает» очень эффективен! Особенно в том, что касается телевизора, заглохшего мотора и подобных своенравных и со своим характером механизмов. Но всё-таки зачастую попытка заставить приводит к плачевным последствиям. Цель вроде бы и достигнута, но…но.

И вот когда я писала про самосвал, мне вдруг стукнуло в голову: если я сижу за рулём, у меня есть свои функции, у машины – свои. Мы действуем как напарники; без механического друга я просто унылое двуногое, а без моих рук и мозгов автомобиль превращается в кучу железа. В скобках замечу, что для беспилотных автомобилей также потребовались усилия человеческих рук (сборка) и мозгов (программирование). Так что всё по-честному. Да и вообще это метафора, нечего придираться:)

Waiting for your reply by Ani

Когда машина друг, и жёсткость обшивки как-то не ощущается…https://ru.pinterest.com/pin/763149099331762854/

Когда один из нас захандрит, второй приходит на выручку. Можно испачкать руки маслом, а можно растянуться на заднем сидении – отдохни, поспи, потом поедем дальше. В общем, полное взаимодополнение, когда из 1+1 получается новая функциональная единица со своими свойствами и особенностями:

  1. В составе этой единицы – два разных, но обладающих равной силой элемента;
  2. Элементы этой единицы получают общие впечатления, общий опыт, который перерабатывают по-разному;
  3. Находясь в составе единицы, они получают новые свойства, которых у них нет в обычном состоянии.

Психоkit очень любил своих друзей. С хохотушкой морской звездой он мог часами играть в догонялки. С начитанным крабом бегать особо и не хотелось, зато можно было бесконечно наблюдать за тем, что происходит на берегу, и слушать его бесчисленные истории. Младший братишка психоkita, наоборот, всегда звал его рассказать на ночь одну из сказок, хранившихся в потайном сундучке. И психоkit сразу начинал чувствовать себя большим, надёжным и мужественным. А отважный фонарщик открывал перед психоkitoм такие горизонты, что у того порой ощутимо тряслись поджилки…но впрочем, это секрет:) И каждая встреча приносила что-то новое. А уж если они собирались одной компанией, то океан выходил из берегов и занимал лучшие зрительские места на песке – нельзя было пропустить это зрелище. С друзьями психоkit всегда чувствовал себя собой, но каждый из них словно обогащал его и совсем по-новому расставлял акценты в окружающем мире.

Что происходит, когда мы выбираемся из самосвала и начинаем его пинать? Меняются позиции, исчезает равенство, разрушается общность. Мы оказываемся сами по себе. Самосвал – сам по себе. Я – сам по себе. А от нашей целостности оказывается словно отгрызен кусочек – пустота образовалась на месте потерянной связи.

Из равенства есть два пути – человек начинает возвышаться над самосвалом. Или человек начинает ставить себя ниже самосвала. В первом случае мы, как правило, прибегаем к помощи агрессии или покровительственного/снисходительного тона. Во втором появляется заискивание, мольбы, лебе…в общем, мы начинаем лебезить и извиваться у ног возведённого нами же исполина. И в обеих ситуациях на троне воцаряется королева разрушений – манипуляция.

13055393_1039820399439149_2854770539247660019_n.jpg (600×722)

Разделённые эмоции — один из драгоценнейших подарков, https://ru.pinterest.com/pin/514677063655801130/

Конечно, все эти способы – агрессия, покровительство, заискивание и всё прочее в той или иной степени работают. Самосвал-таки едет (ну или не едет, а человек начинает громко кричать, скакать на одной ножке и использовать такие ужасные слова как «металлолом» и «свалка; самосвал в такой момент немножко съёживается в размерах и начинает громко плакать).

Но единица развалилась, а что это значит?

  1. Нарушилась позиция, силы неравны – и каждый из нас стал слабее, чем был раньше. Ведь взаимодействие на равных подкрепляет каждого, создаёт дополнительный ресурс. Любой дисбаланс – и ресурс исчезает.
  2. Исчезают общий опыт, общие впечатления, обогащённый внешний мир. Теряется не просто одно измерение – каждый теперь смотрит внутрь себя. И это очень обедняет.
  3. Обретённые свойства теряются – более того, могут поблекнуть даже те свойства, которые вам были присущи.
  4. Теряется общая цель — и появляются новые. Так, для человека цель теперь не в дороге. И даже не в том, чтобы сдвинуть с места самосвал. Ему важно доказать своё превосходство — и теперь ему придётся делать это снова и снова. Будет ли он при таком раскладе удовлетворён? Вряд ли. Самосвал может стремиться уберечься от боли (лишь бы не пинали); стремиться отстоять себя (пинай, жалкий человечишко!); искать забытия в топливе (заправьте меня! Ещё заправьте!)…варианты есть, и они снова не про дорогу. И снова не удовлетворённость. И тот, кто заставляет, и тот, кого заставляют, оказываются в проигрыше. 

Жили-были два общительных друга – Ух и Ты! Благодаря Ты Ух становился более внимательным к миру, видел ранее скрытые от него живописные трещинки на асфальте, неожиданные сценки за поворотом, да и сами повороты во всякие интересные дворы и переулки. В общении с Ух Ты чувствовал, как обогащается его впечатлительность, умение воспринимать окружающий мир не просто в красках, а полутонах и оттенках. Грусть и радость обогатились интересом, восторгом, сопереживанием, тоской, полупечалью, смешанными чувствами…Так они и жили, пока не зазмеилась между ними трещина. Единый мир дружбы раскололся на две половинки. Ух снова стал рассеянным и поверхностным. Ты теперь мог сказать, что ему весело или не очень – и всё. А ещё, ещё они перестали быть такими общительными, как раньше. Замкнулись в своих домиках и даже на улице казалось, что они где-то не здесь. Может быть, их унесли с собой воспоминания о весёлых временах? Или они пытаются отстраниться от того, что их объединяло? А может, они боятся снова проявить общительность – вдруг снова будет больно? Этого никто не знает…

Вот и получается, что человек снова становится двуногим. Самосвал – кучей железяк, которые можно сдвинуть с места приложением сил. Потерялось ощущение дороги, радость скорости, новые открытия и любимое радио. Пришли злость, растерянность и негодование – причём у каждого из участников этой ситуации. И достижение цели – удалось заставить самосвал сдвинуться с места – радости как-то и не приносит.

Самая для меня хитрая штука во всём этом – что условный баланс сил нельзя померить или найти идеальное уравнение. Если этот вкладывает то и то, а этот – то и это, весы находятся на одной позиции. Нет. На самом деле весы всегда находятся в движении, и любое взаимодействие строится вокруг него. Впрочем, давайте-ка об этой метафоре поговорим в следующей заметке…А пока расскажите, как у вас с балансом сил? Хочется взять всё на себя? Заставить других выполнять любые задачи? А может, и то, и другое?

П.С. Всё рассказанное здесь можно применить не только к взаимодействию двух людей, но и к взаимодействию человека с самим собой.